Главная 

Тогурский лесопромышленный комбинат

Как всё начиналось

Вся военная и послевоенная судьба поселка неразрывно связана с историей лесозавода. Это можно проиллюстрировать тем, например, фактом, что в 1960-е гг. каждый пятый тогурчанин, то есть половина взрослого населения, трудился именно на этом предприятии.

Еще на рубеже 1920—1930-х гг. остро встал вопрос о строительстве в Нарымском крае лесоперерабатывающих заводов. Основная часть дармовой рабсилы в лице спецпереселенцев была брошена на лесоповалы. Как грибы после дождя, росли новые леспромхозы. Хлынувший в огромных количествах дешевый лес потребовал продолжения производственной цепочки: его надо было перерабатывать в добротную пилопродукцию, способную пойти па экспорт в обмен на необходимые для индустриализации страны механизмы и валюту. Эта цель была сформулирована в принятом в августе 1929 г. постановлении Совета труда и обороны  плане развития лесного хозяйства и лесной промышленности на 1-ю пятилетку 1928—1933 гг.».

20 марта 1924 года – открытие Кетского лесозавода имени Я.М.Свердлова

В пойме р. Кети сосредоточивалось, согласно генеральной схеме освоения лесов, свыше 400 млн куб. м древесины. Для доставки штабельного леса и его переработки нужен был лесозавод в приустьевой части реки. Именно эту задачу требовалось выполнить созданному в начале 1930-х гг. Запсибдревтресту, насчитывавшему в то время всего 8 лесозаводов на территории всей Западной Сибири. Новое предприятие первоначально решено было строить в д. Копыловке, но выбор оказался неудачным. В 1931 г. изыскатели приехали в Тогур: исследовали грунт на Тогурской протоке, определили площадку лесозавода. Заключение было положительным. Это на многие годы вперед предопределило судьбу и развитие поселка. Как и два с половиной века назад, при его рождении, свою положительную роль сыграло выгодное топографическое положение. На этот раз близость Кети должна была гарантировать прочную связь будущего лесозавода с поставщиками сырья — леспромхозами, а соседство с Обью — контакт с получателями пилопродукции.

Весной 1932 г. строительство началось с сооружения барака для приезжающих. Затем отнивелировали площадку: сняли около 1,5 м грунта около реки и столько же отсыпали со стороны болота (в это время погибло старое кладбище, а, может быть, вместе с ним и легендарная селькупская крепость Киринан-Этт). Работали лопатами, ломами, кирками. Тачки арендовали на Колпашевской кирпичном заводе. Основной контингент работавших — спецпереселенцы. Для стимулирования их переезда в Тогур были установлены налоговые льготы. Налоги были тогда за гранью здравого рассудка. Старожилы вспоминают их с горькой шуткой: «С одного барана требовали полторы овчины». Недоимки приравнивались к уголовным преступлениям. Поэтому выбор между лагерем и лесозаводом решался в пользу последнего.

После краткой задержки, вызванной отсутствием финансирования, в августе 1933 г. строительство было возобновлено. Изнурительная ручная работа велась круглосуточно. К началу следующего года, то есть за неполные 5 месяцев, было построено: 2-рамный лесопильный цех, цех для изготовления ящичной тары, ремонтно-механическая мастерская, биржа сырья, склад пиломатериалов, склад смазочных материалов, машинное отделение с локомобилем в 100 л. с.

Для пропагандистской шумихи (всетаки в результате выполнения первого пятилетнего плана было заложено 67 заводов с 212 лесопильными рамами, и все они соревновались за досрочный ввод!) открытие лесозавода состоялось в 16-ю годовщину Красной Армии. Были все атрибуты торжества — митинг, пробный пуск и т. д. К этой дате до сих пор приурочивают юбилеи. Однако официальный ввод предприятия в строй действующих произошел почти через месяц. Только 20 марта 1934 г. был подписан акт, где говорилось: «На основании приказа по Запсибдревтресту произведен осмотр Кетского лесозавода на предмет сдачи-приемки его в эксплуатацию. Комиссия вынесла заключение, что первую очередь Кетского лесозавода возможно примять в эксплуатацию». Официально завод получил наименование Кетского лесоэкспортного им. Я. М. Свердлова (до 1937 г. до 50% его продукции шло на экспорт — в Данию, Англию и т. д.). Первым директором был назначен М. Ф. Ламзин.

 

Годы роста и возмужания

В начале на заводе преобладал ручной труд. Не было механизации на транспортировке пиломатериалов и отходов лесопиления - пиломатериал отправляли из цеха по роликовым транспортёрам вручную, от цеха отвозили на лошадях на склад пиломатериалов, вручную складывали в штабеля для воздушной сушки. С открытием навигации к причалу завода подходили баржи, на которые пиломатериалы рабочие доставляли на своих плечах. Из воды лес выгружали бревнотасками и в запас на зимний период таборили лошадьми.

    Много трудностей пришлось перенести тем людям, которые строили и работали на заводе. Вспоминается весна 1934 года. На Кети ещё не прошёл лёд, пришлось спасать замороженную во льду древесину. Забредали по пояс в ледяную воду и с помощью верёвок, тросов на себе вытаскивали лес на берег. А хлеб получали тогда по карточкам - 700 граммов на рабочего и 200 - на иждивенца. Не было ни одного случая, чтобы кто-то на заводе нарушил трудовую дисциплину, не вышел на работу без уважительных причин.

В 1935 г. завод был уже солидным предприятием с шестнадцатью производственными объектами. Строительство сортстола позволило резко увеличить производительность труда. Трудоемкие операции выполнялись лошадьми, которых было занято до 100 голов в смену. Поэтому завод вынужден был содержать большую конюшню. Однако и ее не хватало, поэтому в экстренных случаях привлекалось колхозное поголовье. Тяжелую работу не выдерживала даже тягловая скотина. Сохранился приказ директора от 22 сентября 1937 г. о выдаче работающим по 12 часов лошадям 8 кг фуражного овса вместо 6 кг.

Каково же было людям? При карточном хлебе в 700 г на рабочего и 200 г на иждивенца в сутки им с утра до вечера приходилось заниматься тяжелой физической работой, поскольку ручной труд оставался преобладающим. Например, из коллектива в 300 чел. на отгрузку готовой продукции — в основном это был обшивочный пиломатериал — привлекалось до 80 грузчиков на одну баржу в смену. А зачастую на этот участок работы снимались люди и с основного производства.

Производительность труда повышали дальнейшей интенсификацией человеческих усилий: механизмы пытались заменить стахановским движением — школами, кружками, шефством и т. д. В 1935 г. на заводе был один официальный стахановец — Н. И. Труш, в 1936 г. —65, в 1939 г. —уже 480. Только в 1938 г., когда встала задача отгрузить за навигацию 125 тыс. куб. м продукции, часть погрузочно-разгрузочных работ была механизирована.

Параллельно с уменьшением доли ручного труда приходилось решать задачу обучения и подготовки кадров на месте (в эти годы лишь директор и технорук имели дипломы специалистов). Создавались кружки рамщиков, пилоточей, сортировщиков леса и т. д., где вчерашние крестьянские дети волею судеб становились квалифицированными рабочими. Им завод обязан и своим рождением, и своей историей. По 30—40 лет отдали предприятию И. Т. Панов, А. А. Гладышев, П. Д. Попова, И. Я. Целикина и др.

Годовой объем пиломатериалов в 1930-е гг. составлял 30—40 тыс. куб. м. По результатам 1939 г. завод занял пятую строку по Наркомлесу в целом и первую — по восточному региону.

Расширение производственных мощностей и увеличение численности рабочих ставили па повестку дня социально-бытовые вопросы, требующие немедленного разрешения. Можно сказать, что именно лесозаводу Тогур обязан своим вторым рождением. Ведь до 1932 г. он оставался небольшим селом с начальной школой, больницей на 5 коек да шестью короткими улицами: Сталинской (ныне Сибирской), Колхозной (ныне Сосновой), Советской (от реки до нынешнего Дома быта), Бульварной (ныне Дзержинской), Садовой (ныне Липатова) и пер. Больничным.

Некоторые из них насчитывали по 7—8 домов. Одновременно с возведением завода начали удлиняться существовавшие улицы и закладываться новые: строительство велось по трем направлениям от заводской площадки. К 1939 г., когда село получило статус рабочего поселка, были построены больница, магазины, средняя школа, клуб барачного типа, детсад на 50 мест, Дом радио, оформились улицы: Заводская, Первая Трудовая (ныне Ленина), Вторая Трудовая (ныне Свердлова), Лермонтова. Окраина села, где основался лесозавод, стала превращаться в индустриальный, административный и культурный центр поселка.

К 1940 г. предприятие настолько окрепло, что полученное в июне срочное правительственное задание распилить 10 000 шпал было выполнено уже к сентябрю.

 

Испытание Войной

Процесс становления молодого и еще не окрепшего завода был резко нарушен начавшейся войной. Многое пришлось ему пережить, но испытание на существование было выдержано. Вновь выручили российское долготерпение и мужицкая двужильность. Все военные годы плановые задания заводом перевыполнялись, а в 1945 г. он занял второе место среди всех деревообрабатывающих предприятий Западной Сибири.

1941. С началом Великой Отечественной войны завод перестроился на военный лад. Большая часть мужчин ушла на фронт. Коллектив завода работает под лозунгом «Всё для фронта всё для победы!». Выпускали авиабрусок, авиапланку, переводный мостовой брус, клинтарну и другую продукцию военного времени.

План 1941 года выполнен досрочно – к первому декабря. Соревнуясь с коллективом Могочинского лесозавода, тогурчане взяли обязательство - утроить темп работы, множить ряды стахановцев - двухсотников (выполняющих по 2 нормы).

1942.   «За досрочное выполнение планов лесопиления за сентябрь месяц всему коллективу завода объявляю благодарность. Уверен, на основе широкого развертывания предоктябрьского социалистического соревнования завод займёт первое место среди лесопильщиков Советского Союза. Основной задачей ставлю ежесуточную выгрузку сырья 3 тысячи куб. м., беспрепятственную приемку древесины сплава». (Телеграмма Наркомлеспрома СССР).  С планом 1942 года завод справился успешно, заказы для фронта выполнил на  101%.

     1943. В течение всего года завод работал по - ударному. По итогам декабря за успехи во Всесоюзном социалистическом соревновании коллективу завода присуждено переходящее Красное знамя Союзнаркомлеса и ВЦСПС.

      Приказом по заводу за высокие показатели на производстве 127 человек получили денежные премии. Среди них сменный мастер лесоцеха Н.А.Кожихов, десятник пиломатериалов Е.Г.Ушакова, бракер А.Н. Шестакова, рабочий А.Н.Ямщиков, кузнец В.Е.Гладких, возчик Д.Е.Тарабрин и другие.

    1944. Рабочие взяли обязательство выполнить годовой план к  первому декабря, месячное задание за 22 дня, добиться повышения производительности труда на 30%, снизить себестоимость продукции на 5%. Слово своё они сдержали.

    1945. Кетский лесозавод занял второе место по Запсибдревтресту. Таков был вклад тогурских лесопильщиков в великую победу над немецко – фашистскими захватчиками.

Закончилась война. Вернулись к своим рабочим местам фронтовики-заводчане: Н. В. Кокотов, И. А. Фомичев и др. Но трудные годы предприятия продолжались.

 

Послевоенная жизнь комбината

 

Послевоенная разруха в стране, изношенность заводских механизмов, голод в который уж раз заставили тогурчан напрячь все силы, вновь жить надеждой на лучшее завтра. Народному хозяйству требовался пиломатериал для восстановления железных дорог, ремонта и обустройства шахт и рудников, однако без срочной реконструкции Кетскнй лесозавод был уже не в состоянии выполнить эти задания.

Предпринимаемые в это время традиционные меры повышения производительности труда — «стахановское соревнование», «ударные Пятидневки», «переходящие красные флажки» — уже не давали продуктивной отдачи от уставших рабочих на изношенных механизмов. Поэтому наряду с ними делались попытки и технико-экономических способов увеличения эффективности труда. Так, приказ № 157 от 1947 г. гласит: «В целях улучшения организации производительности труда и облегчения труда рабочих с 8 августа по 8 октября провести двухмесячный сбор рацпредложений по следующим видам:

1) Механизация трудоемких процессов.

2) Механизация транспорта.

3) Свалка бревен с цепи бревнотаски.

4) Механизация погрузки пиломатериала в баржи.

5) Валка бруса. И т.д.».

Несмотря на выросшую до 350 чел. численность работающих, завод, особенно в летнее время, по-прежнему испытывал дефицит кадров, в пер­вую очередь — квалифицированных. Так, в 1954 г. Для оказания помощи в Тогур приезжали 96 рабочих с Асиновского, Тальменского, Мариинского лесозаводов. Как и прежде, на вспомогательных работах использовались старшеклассники, получавшие навыки трудовой жизни. В 1957 г. лесозавод подарил школе автомашину «Пикап» и баян. К сожалению, позже союз рабочих и школьников распался.

Несмотря на объективные трудности и проводимую частичную реконструкцию, в конце 1940 — начале 1950-х гг. завод свои ежегодные и пятилетние плановые задания выполнял и перевыполнял. Росла производительность труда. Если с 1946 по 1950 г. численность работающих выросла в 2 раза (с 350 до 740 чел.), то выпуск пиломатериалов — в 3 раза (с 36 тыс. куб. м до 113 тыс. куб. м).

В эти же годы началась механизация транспортных работ. В 1949 г. появились первые автомобили — две трехтонки ЗИС-5, в следующем — еще 4 автомашины, 2 финских лесовоза и первый погрузочный кран на 5 тонн. Бывало, всю смену возили на лошадях пиломатериалы на причал. А крановщик зараз прикладывал весь этот воз на баржу и опять ждал, когда лошади навозят следующую охапку. К концу 1950-х гг. в гараже предприятия уже стояли новые МАЗы, бульдозерные тракторы, автопогрузчики. Одновременно происходило наращивание производственных мощностей — лесозавод стал 4-рамным.

До 1259 чел. в 1958 г. вырос коллектив. Все это позволило в том же 1958 г. изготовить 193 тыс. куб. м пилопродукции. Но вслед за подъемом наступил спад. Неритмичность загрузки станков и оборудования, штурмовщина, вызванные недопоставкой более 10 тыс. куб. м хвойных пород в навигацию 1962 г., крупным пожаром 1964 г., ежегодным безосновательным увеличением министерских планов без проведения необходимой реконструкции цехов, привели к срыву 7-летнего плана по производству пиломатериалов — основной продукции завода. Так, в 1962 г. было напилено лишь 179 тыс. куб. м — 93% от плана.

Пётр Васильевич	МорозовОчевидно, это стало причиной отставки П. В. Морозова, в течение 14 лет (1951 —1965 гг.) возглавлявшего Кетский лесозавод. За 35 лет работы на предприятии он прошел путь от рабочего до руководителя крупного коллектива, от школы ФЗУ до грамотного инженера, оставил заметный след в истории завода и поселка. Немаловажный штрих — из множества руководителей- старые рабочие выделяют именно П. В. Морозова и выделяют не только как толкового и строгого директора, но и как справедливого, отзывчивого человека.

Все 1960-е гг. завод лихорадило. Объем продукции колебался от 160 тыс. куб. м до 233 тыс. куб. м. Это обусловило к кануну 1970-х гг. ускорение темпов ре­конструкции: был построен второй лесоцех, и общее количество лесопильных рам доведено до 7, механизированы многие производственные процессы. На складе сырья это выразилось в установке лебедок, постройке болиндеров-бревнотасок, сооружении сортировочных бассейнов, что позволило увеличить производительность труда почти в 10 раз по сравнению с 1934 г. Еще более она выросла на складе пиломатериалов, где вместо многолюдных бригад грузчиков и 100—150 лошадей при загрузке барж стали использоваться автолесовозы н плавкраны, требующие всего 10 чел. обслуги в смену. Это привело к сокращению численности рабочего персонала с 1454 чел. в 1963 г. до 1076 чел. в 1975 г.

В конце 1960-х гг. стоимость ежегодной валовой продукции лесозавода превышала 3 млн. 200 тыс. руб.

С 1970-х гг. положение стабилизировалось — предприятие продолжало свое поступательное развитие. Резко выросла энерговооруженность. Увеличился машинный парк. Если в 1967 г. гаражное хозяйство насчитывало 25 ед., в 1974 г. — 57 ед., то в 1984 г. — уже 99 ед.

Параллельно с этим рационализировались технологические процессы. Так, применение выгрузки леса пучками только в течение года в 2 раза увеличило объем выработки: с 24 тыс. куб. м в 1973 г. до 53 тыс. куб. м в 1974 г. Расширение производства потребовало увеличения числа работников и роста их квалификации: к 1984 г. коллектив завода насчитывал уже 2081 чел., из которых 45 чел. имели высшее образование и 749 — среднее.

Увеличился ассортимент продукции. Основную ее массу, как и прежде, составлял пиломатериал для сельскохозяйственного машиностроения, вагоностроения, палубник для судостроения, мостовой, вышечный, переводный брус, заготовки карандашного лафета. Но рос удельный вес и другой продукции. В 1980-х гг. подлинная революция произошла в технологии лыжного производства на заводе: вместо однослойных лыж стали выпускаться многослойные, клееные, а позже и деревопластиковые. В 1984 г. в торговлю поступило 97 тыс. пар современных лыж с многокрасочной надписью «Тогур». В это же время было освоено производ­ство паркета, которого уже в 1986 г. произведено 8 тыс. кв. м. Потребителями продукции лесозавода были 1350 внутрисоюзных предприятий (в основном, Западной Сибири, Средней Азии, Казахстана, Кавказа, Украины), а также фирмы Англии, Дании, Швеции, Германии, Венгрии и др. стран. Карандашный лафет поставлялся знаменитой фабрике «Кох-и-Ноор» в Чехо-Словакии.

В эти же годы обнажились новые проблемы предприятия. Технологическое несовершенство обработки древесины привело к возрастанию объема отходов лесопиления, и, как следствие этого, появилась огромная свалка в черте Тогура, загрязняющая кетскую пойму, частым самовозгоранием угрожающая самому существованию деревянного поселка. Недостаточная механизация производства, большая доля ручного труда вели к непрестижности работы на заводе, к дефициту кадров. Решение этой проблемы путем привлечения студенческих стройотрядов, военнослужащих стройбата, условно- освобожденных и рабочих по оргнабору (в основном, на зимний период из среднеазиатских колхозов), т. е. неквалифицированной силы, мало способствовало полноценному функционированию предприятия, зато порождало социальные и национальные противоречия в поселке.

Завод, как мог, пытался решить и социально-культурные задачи. В эти годы он имел свой Дом культуры, пионерский лагерь, детсад, столовую, активно строил благоустроенное жилье в деревянном и кирпичном исполнении.

Проведенный в 1978—1983 гг. организационный эксперимент по объединению лесозаготовительного (леспромхозы, сплавконтора), лесопильного и дерево­обрабатывающего (лесозавод) производств в единый цикл в рамках Тогурского лесопромышленного комбината оказался недолговечным и неудачным. Ныне лесозавод, переименованный из Кетского в Тогурский, вновь самостоятелен. По своим масштабам он лидировал и среди всех предприятий Колпашевского района —почти треть их годового объема производства и реализации продукции принадлежит Тогурскому лесозаводу.

 

Труженики предприятия

 Завод - это люди. Не одно поколение сменилось за 55 лет. Но каждое вписало свою яркую страницу в биографию предприятия.

За долгие годы на заводе сложился дружный и слаженный коллектив; выработались определённые традиции, о которых нельзя забывать, которые надо продолжать и преумножать. Все ли эти добрые традиции живут и процветают сегодня? Прямо скажем: к сожалению, не все. О некоторых из них стали совершенно неоправданно забывать.

Например, о примере старшего поколения достойном подражания. В давние годы приходилось работать в трудных условиях. Но люди не унывали, трудились упорно, не считаясь со временем. Главное, была безупречная трудовая дисциплина, о прогулах и мысли не допускалось.

Собрания и заседания проводились в нерабочее время, и не один рабочий не уходил - все заинтересованно принимали участие в обсуждении назревших вопросов.

Руководители цехов, мастера сейчас как-то далековато  стоят от рабочих. Считали, что руководитель должен всегда быть вместе с рабочими, жить их интересами.

На лесозаводе безусловно были такие люди. Мне бы хотелось рассказать о некоторых из них.

А.С.Ямщиков начинал рубить первый жилой дом, закладывал первый венец лесокорпуса, строил цеха, прокладывал новые улицы Тогура. Но за долгие 36 лет на родном предприятии он не только строил. Работал на поимке и табаровке леса, подавал брёвна в лесокорпуса, был бригадиром, мастером, грузил лес и баржи.

    А.Н.Шестаков строил баржу круглого леса. Его младший брат, тоже рабочий лесозавода, Фёдор Николаевич, ещё в молодые годы стал инвалидом, но в течение 30-ти лет не покидал своего поста в цехе.

    Плотником начинал свой путь рабочего восемнадцатилетний И.В. Белкин, столярничал. В войну встал к токарному станку, сменив ушедшего на фронт токаря. На заводе не хватало запчастей, деталей. И вот Иван Васильевич наловчился вытачивать подшипники из витой берёзы. Правда, хватало их ненадолго — в смену приходилось менять два-три раза, но ничего не поделаешь, обходились.

    И.Т. Панов – патриарх завода. Его трудовой стаж на бирже сырья – 42 года.

    А на долю А.М.Анисимова, кроме тридцати лет работы на заводе, выпали ещё годы кровопролитных боёв ВОВ.

    Осталась отметка тех военных лет — тяжкое ранение у И.А. Фомичева. От рядового до руководящего работника завода управления, председателя завкома – таков трудный путь И.А. Фомичева.

Конечно, на комбинате работали не только мужчины, но и женщины.

    И.Я.Целикина из общего заводского стажа в 33 года ровно 3 десятилетия посвятила чисто мужской профессии - пилоправа Е.Г.Ушакова, Ф.Е.Пивоварова, М.К.Хромина, Л.И.Герб. Называть имена славных тружениц, у кого в работе золотые руки, можно ещё и ещё,

      А.П.Сусаева. В военные годы трудно было на заводе с ремнями для трансмиссии, тогда она вызвалась прясть лён и ткать полотно для ремней.

    Первым крановщиком на заводе был А.А.Гладышев. Эту нелёгкую профессию он освоил самостоятельно. Так же у него была ученица Н.М.Булатова — первая женщина-крановщица.

    Это далеко не все труженики предприятия, о которых можно рассказать.

Спад производства

Спад производства начался с 1994 года. На первое октября 1994 года заготовка уменьшилась на 68 тыс. куб.м., производство пиломатериалов на 39 тыс. куб.м. Много? Конечно много.

На предприятии часто стала происходить реорганизация, менялись названия комбината. Где-то в верхних этажах рождаласъ идея: а что если объединить лесозавод, сплавконтору, леспромхоз? Объединяли. Потом возникла другая мысль - разъединяли.

Контору леспромхоза переводили в Тогур, для чего строилось двухэтажное здание. Затем снова объединили, но сплавконторе оставили самостоятельность. А контору, что для леспромхоза построена, отдали ПКБ (конструкторское бюро). Сидели в этой конторе грамотные люди и что-то действительно проектировали для лесных предприятий.

В 1994 году Тогурский ЛПК не без давления сверху ставший АО «Тогурскии лес», даже вывеску не сменил. Или нечем художнику заплатить, или желания нет менять эту вывеску на другую.

Как говорит корреспондент газеты «Советский Север» А.Минин: «Суть, конечно не в названии. Она в том, что государство, которому раньше лес был необходим, ради его получения проявляло кое-какую (а, порой и щедрую) заботу, хотя проблем хватало сверх головы, но было начальство повыше. А теперь вроде как не оказалось вовсе. Государство попросту кинуло вновь образованное АО в этот наш рынок и сказало: « Плыви, милая. Выплывешь – хорошо, утонешь – дело твоё. А плавать-то не научились. А государство спасательный круг бросать не собирается, наоборот, налогами давит так, что дыхание перехватывает. Но тонуть всё ровно не хочется...»

А вот слова С.В.Типсина. главного инженера АО «Тогурский лес»: «Спад производства продолжается. И причин для этого много. Одна из них, по моему мнению, — реализация готовой продукции. Раньше всё было просто и ясно - кому и сколько отгружать решалось наверху. Теперь надо самим решать, самим искать. Нет опыта и навыков самостоятельного сбыта продукции. Но уже чему-то научились.

    Другая - не все потребители рассчитываются. Некоторые – товарами, которые реализуем через свои магазины. Пока предприятие живёт трудно, даже тяжко, но работает.

    Обидно, что уходят свои кадры в другие акционерные общества, где выше зарплата. Но большинство не хотят уходить. Многие годы отдали этому предприятию, прикипели к нему. Вот терпят, надеются хотя бы на благоразумие наших законодателей, возможно, снизят они жестокое давление налогового процесса».

    Итак, после очередной реорганизации в 1994 году у АО «Тогур лес» была ещё надежда, что у предприятия есть будущее.

    В конце сентября 1995 года на собрании в Тогуре принято решение об учреждении нового предприятия — акционерного общества «Кетский ЛПК». Его учредителями выступили АООТ «Кетская Сплавная контора», «Тогурский лес» и « Томлеспром».  Был создан устав и совет нового АО. Кетская сплавконтора как лесосплавное транспортное предприятие практически прекратило своё существование. Если раньше здесь сплавляли 2 млн. куб.м. древесины, а потом 1 млн. 200 тыс., то позже вообще нисколько.

    С апреля 1995 года не выплачивается зарплата. Задолженность около 1 млрд. рублей Большая задолженность и по оплате всех налогов. «Томлеспром» объявил скупку  акций «Тогурского леса». Нуждаясь в деньгах, акционеры продавали акции (купленные по 1700 рублей) по 20 тысяч, хотя стоимость их во много раз дороже. Сыграло свою роль и неверие в важность этих бумаг. Пакет акций «Томлеспром» увеличил с 25 до 53% (до контрольного пакета). Люди видели только плюсы в организации АООТ' «Кетский лесопромышленный комплекс» и возлагали надежды на новое АО, считали, что избавятся от старых долгов и начнут жить сначала.

Но рабочим продолжали по несколько месяцев не выдавать зарплату, предлагали рабочим под запись брать хлеб и продукты. Руководители комбината объяснили подобное положение тем, что с ЛПК не рассчитываются потребители лесопродукции.

      В 1998 году была произведена проверка исполнения трудового законодательства  и платёжной дисциплины. Провела её Колпашевская прокуратура вместе с КРУ. Скажем сразу: её результаты оказались во многом неожиданными. Так за первое полугодие на предприятие было начислено заработной платы 7 млн. 581 тыс. рублей. Из них были выплачены 6 млн. 272тысяч. Вроде бы не плохие цифры. Но ... деньгами из кассы было выдано 1,7 млн., или 1-4 часть, остальное работники ЛПК «выбрали» продуктами и пиломатериалом.

    А вот картина в «чистых» цифрах наводит на размышление. 10 тыс. получил тогдашний директор М.С.Швец, 6 тыс.- А.М.Бахилин, 14 с лишним тыс. рублей — зам. директора по лесопилению О. Ф. Куприянец. В ведомости же на зарплату рабочих третьего цеха фигурируют цифры в 300, 330 и даже в 49 рублей. Мало того, что продукты в магазине ЛПК зачастую приобретались у посредников (по бартеру за отгруженные пиломатериалы), предприятие вдобавок само делало наценку, в 1,5-2 раза увеличивая цены. А куда деваться рабочим?

Следующие годы предприятие продолжало бороться за своё существование. Показатели постепенно уменьшались по ряду причин.

    Свой отчёт в новом качестве лесная промышленность в с.Тогуре ведёт с 1-го ноября 2001 года. Именно тогда начал действовать ООО «Кетский лесозавод», созданный на базе обанкротившегося Кетского ЛПК.

    Руководителем предприятия стал, работавший ранее, директором Томского завода ДСП В.Панов, который энергично взялся за дело. Но продолжали оставаться трудности с реализацией готовой продукции, с финансами, а значит и с выплатой заработной платы. 15 марта 2002 года состоялась встреча директора с коллективами нижнего склада и цеха лесопиления, где обсуждались трудности с реализацией готовой продукции и финансами.

    Директор сообщил о том, что, будучи недавно в Новосибирске и Томске, он решал вопросы поставки муки и других товаров — вскоре их будут выдавать работникам в счёт задолженности по заработной плате через магазин предприятия. Кое-что удалось сделать для многодетных семей. Через собственный магазин их охотно отоваривали продуктами первой необходимости. И на встрече работники поблагодарили за это.

По словам В.М. Панова рассчитывать на помощь со стороны тогурчанам не приходится, все надежды - на собственные силы. Чтобы выжить, необходимо социальное партнерство: рядовой состав должен выполнять работу качественно, в полном объёме и в срок,  а руководство — обеспечивать его для этого всеми нужными средствами, в том числе и финансами.

     К осени 2002 года предприятием товарной продукции произведено на 21млн.102 тыс. руб.,  древесины заготовлено 8 тыс. 196 куб. Вывезено 28 тыс. 875 куб., разделано – 42 тыс. 250 куб., пробуксировано своим транспортом с Верхнекетъя - 36 тыс. 494 куб. Пиломатериала выпущено 16 тыс. 543 куб., причём 1598 куб.м.- в экспортном исполнении. В 2002 году В. М. Панов утверждал, что худшее у предприятия в прошлом. Веру в позитивные перемены вселяло то, что отношение к лесной отрасли стало пересматриваться, как на федеральном, так и на областном уровнях. Обещали составить целевую программу по выведению отрасли из кризиса. В масштабе области обсуждалась перспектива реконструкции лесозавода в Тогуре, над этим работали в объединении «Томлеспром». Но главное было то, что удалось сохранить производство, не дав ему развалиться, как это произошло с другими лесными комплексами — гигантами Томской области.

       Но надежды не оправдались, увы, результат удручающий. Крупный комбинат – банкрот. За долгие годы борьбы не удалось сохранить производство. Не слышна работа станков, не видно на территории складов готовой продукции, многие люди оказались без работы.

Каковы же причины столь тяжёлого кризиса? Невозможно, конечно, сразу получить ответ. Ответ будет видимо неоднозначный:

1.       Нет денег в областном бюджете на поднятие лесной отрасли, нет инвестиционных проектов, под которые можно было бы получить значительные финансовые средства.

2.  Кроме того, лесная промышленность очень разрозненна, предприятия работают и решают свои проблемы в одиночку.

3. Но  всё-таки, как я думаю, основной причиной тяжелого положения отрасли является недостаточная работа руководителей предприятий, низкий уровень управления производством и органом сбыта продукции.

Руководители предприятий, а особенно убыточных, должны задумываться о том, как они ведут своё хозяйство, соответствуют ли они по уровню подготовки и знаний требованиям, предъявляемым им сегодня самой жизнью. Ведь за каждым из директоров стоят простые люди, ждут улучшения условий работы и жизни.

     Власть намерена помочь только тем руководителям, кто сам работает, старается изменить ситуацию к лучшему и в полном объёме платит налоги.

   Так можно ли возродить наше предприятие, есть ли будущее у нашего села?

     Из разговора с бывшим директором ЛПК Куприянцем О.Ф. и директором ЧП «Риск» Леонидовым И.П. мы получили вразумительный ответ: «Будущего у предприятия нет».

     А может, всё-таки можем мы что-нибудь сделать, может, нужно только захотеть?

     Пусть не комбинат с большими цехами, а хотя бы современный мини-завод. И тогда появятся в Тогуре рабочие места, в цехах заработают станки и жизнь Тогура не угаснет!

 

 

Из дневников дружины Володи Дубинина, 1977 г.

  На базе старинного с. Тогур на протоке реки Обь и Кеть в 1931 году начал строиться Кетский лесозавод. К началу в 1934 года был построен 2 – ой рамный лесопильный цех для выработки пиломатериалов, ящичный цех для выработки ящичной тары, ремонтная мастерская, склад сырья, склад пиломатериалов, машинное отделение с установкой локомобиля с генератором на 100 лошадиных сил. Завод пущен в эксплуатацию в феврале 1934 года. В лесопильном цехе было установлено 2 – е лесопильных рамы РЛБ – 75, обрезной станок ц. Д – 2, педальная торцовка. Около-рамного и цехового транспорта в цехе не было, в основном преобладал ручной труд. В послевоенные годы завод пополнился автомашинами, автолесовазами, тракторами установлено 4 дизеля с генераторами 600, 500 лошадиных сил. Построена и введена в эксплуатацию паровая турбина электростанция, построена ремонтная мастерская размером 54*13 литров. Смонтирован для выгрузки леса из воды мощный кабельный кран, который один за навигацию соштабелюет 250 тысяч кубометров. Многие рабочие являются передовиками производства это: 

1.                Александрович Григорий Александрович

2.                Бобылев Анатолий Иванович

3.                Бузовский Анатолий Григорьевич

4.                Мальцева Анна Васильевна

5.                Букарин Петр Павлович

6.                Панов Афанасий Павлович

7.                Байкова Алина Исиайловна

8.                Воронцова Тамара Петровна

9.                Кобелева Галина Алексеевна

                     и другие.

Орденом трудового красного знамени награждены:

1.                Александрович Григорий Алексеевич – рамщик

2.                Бобылев Роман Михайлович – мастер цеха

3.                Букарин Петр Павлович – крановщик

4.                Мальцева Анна Васильевна – сортировщица леса

5.                Останина Мария – сортировщица леса

Орденом знак почёта:

1.                Кобелева Галина Алексеевна

2.                Барышев Михаил Викторович

3.                Вильданов Хайбулла Гайманович

4.                Воронцова Тамара Петровна

5.                Грозин Алексей Николаевич

6.                Пленкин Николай Алексеевич

7.                Кожников Николай Анисимович

Орденом трудовой славы:

1.                Супрунова Анфея Фигонтовна

2.                Райх Рудольф Рудольфович

 


Copyright © 2012 «ТСОШ»